ScHoolboy Q: как по-гангстерски выйти из депрессии и вернуть себе лицо
12 июля 2016, 11:08 Авторы: Евгений Щербань; по материалам Rolling Stone, Fuse и HipHopDX

ScHoolboy Q: как по-гангстерски выйти из депрессии и вернуть себе лицо

У Скулбоя сложились противорчеивые отношения с популярностью.

Когда альбом «Oxymoron» в 2014 году запрыгнул на первые места чартов, общество обуло Кью в именные кроссовки и выпустило на беговую дорожку соревноваться с другими знаменитостями. И ему это не понравилось. «Я думал, что рэп выглядит так: ты записываешь альбом, снимаешь клипы, затем едешь на гастроли. И все, – говорил Кью в 2014-м. – Но вокруг рэпа полно журналистов и блоггеров, концерты никогда не заканчиваются, а на тебя постоянно давят. Ты не выходишь на улицу без охраны. А перед тем, как попасть в любимое место, нужно сделать тысячу фотографий». 

Но сегодня в центре Манхеттена на премьерном прослушивании альбома «Blank Face» нет и намека на былые сомнения и неопределенность. Скорее мероприятие можно описать словами «добродушное» и «напористое». «Если не хотите слушать альбом, то тащите свои задницы на улицу», –говорит Скулбой собравшимся перед тем, как впервые прилюдно включить песни с альбома. Во время прослушивания большинство собравшихся качает головами, а в паузах между трека диджей с Hot 97 Питер Розенберг засыпает Кью вопросами об альбоме. Очень уж расслабленный рэпер отпивает воду из пластиковой бутылки большими глотками, в очередной раз затягивается косяком и начинает троллить утомившего его журналиста: «Братан, я даже ни хера не понимаю, о чем говорю в этой песне». Затем во время «Whateva U Want» и «Big Body» он танцует на сцене и в один момент хватает бейсболку с Розенберга, чтобы похлопать ею по лысой макушке диджея.

Но веселье сходит на нет ближе к концу вечера, когда Скулбой включает последнюю песню с альбома - будущий радио-хит «Overtime», записанный вместе с R&B-певцами Мигелем и Джастин Скай. Кью в задумчивости берет микрофон и объявляет собравшимся, что артисту всегда придется идти на поводу у лейбла. Он сравнивает «Overtime» с другим своим хитом «Studio», в котором за сахарный звук отвечал BJ the Chicago Kid. Все выглядит так, будто его насильно заставили включить эту песню в альбом. Буквально в этот же вечер история разлетается по музыкальным блогам, которые начинают перекрестный огонь между рэпером и лейблом Interscope.



«Меня неправильно поняли, – оправдывается рэпер на следующее утро. – Я говорил быстро и отрывисто, потому что не хотел болтать по несколько минут после каждой песни. Но едва я вышел из здания и сел в тачку эти … [гребаные] блоги, которые стремятся написать все первыми, растиражировали новости о конфликте с Intescope. А ведь я даже не упоминал имя Мигеля. Они поставили в неудобное положение и меня, и его. Мигеля использовали просто потому, что он популярен». В этот же день Q заблокировал неугодных в твиттере, принял обет молчания и посоветовал всем поменьше читать твиттер и почаще выходить на улицу. «Люди путают жизнь в соцсетях, с настоящей жизнью. Но настоящие изменения не делаются на компьютере», – добавляет он.

Хотя песня «Studio» вызывала у Кью противоречивые чувства, было понятно, что она может здорово повлиять на коммерческий успех альбома «Oxymoron». В случае с «Overtime» история повторилась. «Они позволили делать альбом так, как я считаю нужным, но взамен попросили об одной песне, – говорит Q. – Я написал им ее, вышло мощно. Проблема была в том, что внутри альбома она хреново смотрелась. Но, как я уже говорил, я был против «Studio», мне не нравилась «Man Of The Year» в роли сингла В итоге обе стали платиновыми. Похоже, я ни хера в этом не понимаю».

На фоне песен, которые воспевали уличную поэзию и рассказывали о депрессии, бандах и торговле наркотиками, «Studio» выглядела слишком однозначной, вылизанной и дружелюбной. Хотя песня была очевидным хитом, остальные синглы с альбома больше привлекали своей необычностью. «Collard Greens» с его басовой линией даже спустя три года выглядит чужаком для жанра, а «Hell of a Night» и сейчас продолжает оставаться отличным образчиком скрещивания хип-хопа и электроники. В итоге «Oxymoron» с его звездным списком битмейкеров, продюсеров и коллег-MC сходу запрыгнул на первые места чартов и получил статус платинового. А Кью был бы первым парнем на TDE, если бы не гений Кендрика.

Как это часто бывает, за успех пришлось платить. «Я многое упустил в жизни своей дочери, – говорит Кью. – Как будто я ставлю музыку и фанатов выше семьи. Это не круто». Вместо быстрой капитализации успеха «Oxymoron» и подготовки к безбедной старости, «Школьник» задумался о пенсии. Концерты сменялись студийными сессиями, которые вновь сменялись концертами. По словам музыканта, он чувствовал себя хомяком, который сутки напролет вертится в колесе, думая о том, как где-то далеко взрослеет его дочь.

«Меня зациклило на мысли бросить рэп. Я взял творческую паузу, но все затянулось и я едва не попрощался с музыкой, – вспоминает Кью. – Я не говорил об этом никому из знакомых или ребятам с лейбла Interscope. Нет, на меня никто не давил, я делал, что хотел, но в глубине души понимал, что не смогу дать им еще один альбом». Спустя год он нашел компромиссное решение обустроить студию дома, чтобы почаще видеться с дочерью. Из восстановленного баланса между семьей и работой родился альбом «Blank Face».

Изменившийся процесс записи стал ключом к новому материалу. Кью всегда был студийной крысой, которая бегает в одиночку. Единственное, что ему нужно было в студии – это свежие косяки, его любимые собаки, здоровая еда перед качалкой, перерывы на Call Of Duty и звукорежиссер TDE Дерек Али, который придавал идеям рэпера четкую структуру. Поэтому работа дома не была проблемой. А вот дочке путь на студию был заказан – ответственный отец не хотел, чтобы она видела его курящим.

Изменился и сам Кью. «В октябре мне стукнет 30. Я знаю, что выгляжу на 45, все ок, – шутит он. – Моему ребенку уж 7 лет, хотя казалось, что совсем недавно ей было 9 месяцев, жизнь меняется. Я больше не член банды, но это опыт, которым я хотел бы поделиться со слушателями. Поэтому я и добавил строки «Давайте снимем платки и будем воспитывать своих детей» (песня Black THougHt – прим.). Есть песня, где я говорю: «Учителя нас не учат, нас судьи научили считать / Папа однажды взял нас с собой / Поэтому мы учились распознавать цвета на улицах» (песня Str8 Ballin – прим.). Раньше я бы никогда такого не сказал, твердил бы себе, что я слишком жесткий. Но именно такой политический подтекст позволил мне заново открыть себя. Все это началось, когда я стал записываться дома».

Однако Кью продолжает рефлексировать из-за упущенного времени даже после релиза «Blank Face». «Каждый раз, когда я возвращаюсь из тура, моя дочь делает что-то новое. Она учится писать те слова, которые раньше не знала. Я пропустил ее детский садик и подготовку к школе, отсутствовал в ее первый день в школе. Да, я зарабатывал бабки, но сейчас речь не о них. Речь о том, что делает меня счастливым. А это возможность исполнять мечты дочери и помогать ей двигаться по жизни». В конце концов, именно ради нее он бросил старых корешей, улицу и торговлю оксикодоном.

Кью – сокращение от Квинси – родился в Германии на одной из военных баз США, но переехал в Южный Централ Лос-Анджелеса когда его родители развелись. Здесь он жил спокойной и сытой жизнью под одной крышей с бабушкой и мамой, которая 18 лет проработала автомобильным диспетчером. До определенного момента он рос прилежным ребенком, который ни в чем не нуждался. «В школе друзья звали меня школьником, – вспоминает Кью. – Я носил очки, имел средний балл 3,3 и справлялся, пока не провалил свой последний курс из-за участия в банде».

Он начал торговать наркотиками ещё в школе, но тогда он не занимался этим серьёзно: «Мне не нужно было жёстко хастлить, я просто страдал чем попало, искал себя. Я хорошо закончил школу и попал в общественный колледж в западном Лос-Анджелесе. Я понимал, что мне нужны хорошие оценки в школе, но в колледже я не особо заморачивался. Моя специальность? Футбольные тренировки. Чёрт, на самом деле не знаю. Всё, что было нужно, чтобы не вылететь».

Хотя с возрастом драгдилинг стал занимать все более важную роль, футбол, можно сказать, спас парня. Али, друг Кью по футбольной команде, устроился помощником звукоинжинера в студию в Карсоне. Там Али нашел общие точки соприкосновения с молодой тусовкой Top Dawg Entertainment, в которую уже входили жестяк Jay Rock, космонавт Ab-Soul и, конечно же, ботан Кендрик Ламар. Али познакомил Кью с парнями, которые замотивировали того бросать страдать херней и начать писать. Совлаелец TDE Терренс «Punch» Хендерсон вспоминает, как впервые услышал рэп Кью: «Он читал на какой-то отвратительный бит, но его строчки были очень личными и крутыми».

«Он дал мне шанс, которого не дали все эти чуваки, которые хотят работать со мной сейчас, – вспоминает Скулбой о знакомстве с главой TDE Энтони Тиффитом. – А ведь он состоял в Bloods, в то время как я был частью Crips за много километров от него. Он родом с окраин Уоттса, я из самого центра южного Лос-Анджелеса. И он дал мне шанс. Я спал на его диване, пользовался его холодильником и ел еду, которую могли бы съесть его дети. Я видел, как они росли. Для меня это нечто большее, чем просто рэп».

На своих ранних тейпах Кью жестко байтил вокальную манеру 50 Cent и был весьма далек от раскрытия своего потенциала. Глядя на прогресс Кендрика, он стал пахать как черт, нащупал свой стиль и уже не так остро нуждался в той паре долларов, которую ему ежедневно подкидывала на еду заботливая мать Тиффита. Влившись в команду TDE, он еще больше сблизился с Кендриком и стал подрабатывать его хайпменом. «У меня стали появляться деньги. Пускай и небольшие – всего 200 баксов за выступление – но это сильно мотивировало. Кендрик вытащил меня следом за собой, и каждый раз, когда мы выходили на сцену, он говорил собравшимся: “Йоу, перед вами ScHoolboy Q!”. А потом мы исполняли несколько песен вместе».

Кью мог просрать все это, когда в 2007 году попал за решетку. Он получил срок всего в полгода, половину из которого провёл под домашним арестом, но до сих пор не любит говорить об этом. Сидя дома и глядя на татуировки «НА ХЕР ПОЛИЦИЮ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА», набитые на своих плечах, он осознал, что с таким подходом к жизни он не подпрыгнет высоко. «В песне «Blind Threats» из альбома «Oxymoron» я говорю о перспективе вернуться на улицу и депрессии, которая навалилась на меня. Я почти утратил веру и думал, что если уж Бог не в состоянии мне помочь, то мне поможет только пушка».

Отмотав срок, Кью взял себя в руки и очистил разум. Рождение ребенка выглядело отличной мотивацией никогда не возвращаться в тюрьму. Сказано – сделано: спустя год после отсидки подруга Кью родила ему дочку Джой. Сейчас ей семь. Она – юная звезда футбола, которая забила 30 голов в 10 играх и стала лучшим игроком своей команды. Последний год рэпер старается проводить выходные, катая Джой на игры и тренировки на своем Макларене. «Мы называем это папиными футбольными субботами», – смеется он. Однако еще год назад ему было не до веселья.

Тогда в студии он приступил к записи альбома, и фрустрация и неудовлетворенность жизнью полезли наружу. По его словам, это были хреновые студийные сессии, забитые под завязку депрессивным рэпом. К счастью для фанов, депрессия осталась в студии и ничего из этого материала не вошло в альбом. «Это было что-то вроде исповеди, – вспоминает он. – Я не хотел грузить людей своим дерьмом, не хотел, чтобы они видели меня таким. Эта депрессия не первая и не последняя, и через пару месяцев все закончилось. Я заставил прекратить себя рыдать как мелкая сучка и делать то, что я люблю. Моя музыка всегда была мрачной и впервые в жизни я решил разбавить ее красками. Пускай и на обложке альбома».

Действительно, потому что внутри альбом получился куда мрачнее своего предшественника. Кью честно признается, что единственная более-менее веселая песня на «Blank Face» – тот самый бэнгер с «окей-окей-окей» и Канье Уэстом. В других песнях он просто не смог себе этого позволить. Выпущенная после сложнейшего творческого кризиса вторая пластинка Кью – это почти полуторачасовое путешествие в темную и бездонную ночь, из которой в любой момент может незаметно появиться тот самый безликий убийца.

Готовясь к релизу «Blank Face» он говорит так, словно убеждает себя в правильности выбранного курса. «Давление было сильным, – говорит Кью, постепенно зажигаясь. – Но я сам подписался на это дерьмо и не мог рыдать как сучка. Просто перебори это… сделай то, что должен».




data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

Аудио в тему

The Weeknd, ScHoolboy Q & Rick RossOften (RemiX)
Ab-SoulHunnid Stax (Feat. ScHoolboy Q)
50 Cent, ScHoolboy QFlip On You
Salva, Kurupt, Schoolboy Q, Problem, Bad LuccDrop That Bitch
Schoolboy Q, Jem CretesHustle 101
Tinashe, ScHoolBoy Q2 On
Mike WiLL Made-It, Diddy, ScHoolboy Q, FutureSh¡t (RMX)
Schoolboy QMan Of The Year
Isaiah Rashad, Jay Rock, ScHoolboy QShot You Down (Remix)
Schoolboy QBanger (MOSHPIT)
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я