История B-Club. Тимур и его команда
19 августа 2006, 10:57

История B-Club. Тимур и его команда

У нас было 8 дней на то, чтобы все разрулить. Но сложность состояла еще и в том, что DMX – совсем необычный артист. У него нет агентства, штата менеджеров – ничего такого. Его менеджер накурен в говно круглые сутки

B-Club закрылся. Событие печальное для московских тусовщиков, взрослых рэпперов и просто радеющих за хип-хоп честь Родины. Относиться к этому клубу можно как угодно, но нельзя не признать, что именно ему, а вернее, его промо-группе, столица обязана привозами зарубежных хип-хоп звезд, качественных ди-джеев, да и просто рнб-оттенку Москвы, без которого сейчас представить любой крупный город Европы невозможно.

 

Узнать о том, как полтора года жил этот клуб, какие трудности и радости пришлись на его долю, нам показалось совершенно необходимым.

 

И вот мы в новом детище VIP77 – Black October Bar, что на Новом Арбате, в кинотеатре «Октябрь». На огромных экранах крутится «Up In Smoke Tour», звучит RnB, полумрак, меню предлагает chicken wings, типичное американское блюдо, не раз воспетое рэпперами – вот что выхватывает взгляд до того, как мы садимся вместе с Юлей Ващекиной, Тимати, Пашу, собственно теми, кому и B-Club обязан своим появлением.

 

Давайте начнем с самого начала. Как появился этот клуб, кому пришла идея сделать его именно в таком формате?

 

Тимати: Начать, нужно с предыстории, с наших хип-хоп/рнб вечеринок, которые мы делали в клубах «Марика» и «Мост». Именно тогда мы организовали промолейбл VIP 77, а помогал нам тогда Павел Ващекин (известный московский продюсер и бизнесмен – прим. rap.ru). После этого была некоторая пауза, вакуум, все разошлись кто куда, а я вообще ушел на «Фабрику Звезд». Через несколько месяцев вернулся, встретился с друзьями в ресторане каком-то и там как раз был хозяин клуба «Кабаре». Он говорит: Есть отличное место, давай сделаем что-нибудь вместе. Я ответил, что нас интересует только хип-хоп и r'n'b. «Ну что ж, - говорит он. – Тема интересная. Давайте попробуем». И мы стали думать над концепцией клуба, такого, чтобы он собрал интересную, правильную публику, которая понимает эту музыку. И естественно, привоз артистов. Потом несколько месяцев искали место. Интересовал только центр, хорошая парковка и так далее. Освободилось место рядом с «Кабаре» и мы его выбрали.

 

Пашу: На самом деле, мы этот location сразу рассматривали, но ездили и по другим местам. Место должно было подходить по всем условиям и по аренде, и по финансам и надо не забывать, что работа клуба может мешать окружающим. В итоге по всем параметрам нам подошло это.

 

Тимати: И оказалось очень удобным соседство с «Кабаре», с этим клубом мы были связаны подземным проходом. Первый год происходило так: взрослые родители тусовались в «Кабаре», а их дети и хип-хоп тусовка – у нас. Иногда родители заходили к нам, посмотреть, как там дети. Забавно было, с одной стороны стояли Bentley, Ferrari, а с нашей - молодежь на «шестерках» BMW. Такая движуха интересная была. В общем, клуб запустился, и мы стали реализовывать свою концепцию: постоянное присутствие иностранных гостей: рэпперов и ди-джеев, работа с публикой – мы первые ввели в правило mcing на сцене. Никто тогда в стране и не знал, что такое party-mc, и я тоже до появления Fatman Scoop не думал, что можно так работать – под фирменные треки. Я еще раньше вместе с dj Dlee начал эту тему, читать под треки, которые он ставит. А в B-Club это все укрепилось, Вальтер, Deema продолжили такой формат.

 

Народу все очень понравилось. Они приходили специально на иностранных ди-джеев, на концерты. Даже ди-джеи из других клубов стали приходить посмотреть на наших гостей, стояли, смотрели, перенимали фишки фирменных ди-джеев.

 

Пашу: Именно так, основной концепцией была возможность дать людям увидеть и услышать своих кумиров, тех, кого они слушают в своих наушниках. Ощутить присутствие настоящих звезд – это очень важно, это помогает культуре.

 

А как появилось название клуба?

 

Тимати: Да все просто: B-Club = Black Club.

 

А логотип? Он очень похож на Bentley.

 

Пашу: Нет, никто не косил под них. Просто нарисовали букву B и пририсовали к ней крылья. А потом круг, а потом то, а потом се…

 

Юля: Да, просто случайно, сидели все и придумывали, что можно добавить к букве. Потом уже посмотрели: да, немного похож, но ничего исправлять не стали.

 

Вспомните, кто приехал к вам на первую вечеринку.

 

Юля: dj Cut Killer и Joey Starr (NTM).

 

Тимати: Мы посмотрели, кто ездит по Европе и поняли, что они нам подходят. И бюджет позволял.

 

Пашу: Немаловажно было и то, что были наши друзья, гарантировавшие их приезд. Дело в том, что американские артисты, тот же Twista, очень проблемные и их привоз всегда под вопросом.

 

Тимати: Да, кстати, среди прокатчиков считается, что хип-хоп артисты самые проблемные. Не то чтобы самые капризные, но сложные, могут подвести.   

 

Открытие клуба прошло фактически без рекламы, многие поклонники французского рэпа так и не узнали, что приезжали такие звезды.

 

Пашу: Не было никакой рекламы: ни растяжек, ни на радио, ни флаеров. Мы сделали это только для себя и своих друзей. Там не было ни рэпперов, ни молодежи, только те, кого мы знали, и их друзья. На фотках с первых вечерин можно увидеть, что сначала к нам ходила взрослая публика, а потом стала подтягиваться и молодежь. Для того чтобы осуществить наши планы по привозу звезд, необходимо было изначально сделать клуб элитным. Это для того, чтобы были деньги на эти привозы и чтобы были спонсоры, готовые поддерживать. А спонсоры не поддерживают массовые мероприятия или для людей низкого социального статуса. Они любят люкс. Поэтому изначально была выбрана идея. И пусть пацаны в бейсболках и широких штанах не обижаются. Если бы мы пошли по их пути, то никаких бы концертов не было.

 

Потом стали раскручивать, дали рекламу на радио, растяжки на дорогах, флаеры в кафе, ресторанах, салонах красоты.

 

Юля: Да уже после открытия, через неделю, вся Москва знала о клубе.

 

Первым американским рэппером у вас в клубе был Young Buck. Но он не выступал, расскажите об этом.

 

Пашу: Да, на следующий день после открытия к нам приехал Young Buck. У него был концерт в Германии, и организовывали его наши знакомые. Они и предложили, чтобы он просто приехал к нам потусить, за небольшую сумму. Для нас само его присутствие было знаковым.

 

Тимати: Ни один клуб не запаривался подобным. Везде считалось, что достаточно того, чтобы играла музыка и всё. А для нас важна была атмосфера.

 

Юля: Такие вечеринки, со знаменитыми гостями, тоже развивают культуру.

 

А расскажите, как получилось так, что приехавший в Infiniti Mario Winans в итоге попал к вам?

 

Пашу: Просто организаторы, которые его привезли, отнеслись к артисту очень безответственно – оставили его одного в городе. Мы его совершенно случайно увидели в нашем магазине «Е-Life» и подошли просто поболтать. Сказали, что у нас клуб, пригласили, если захочет, после концерта к нам. Но даже и не думали, что он приедет. И часа в три звонок от его менеджера: «Здесь много народу, но нет нормальных телочек. У вас есть?» У нас были. И они приехали. Мы накрыли стол, совершенно случайно оказался в клубе питерский фотограф из Invox, он и заснял все это.

 

Тимати: Он хорошо отдохнул и предложил выступить, просто респект свой выразить. Вытянул меня почитать и мы вместе сделали “I dont wanna know”. Так все и было. А уж другие потом трактовали, как хотели: «У нас украли артиста!» Да он сам приехал!

 

Но, наверное, самым вашим известным концертом был DMX.

 

Тимати: Да, как ни странно… Ни 50 Cent, ни Busta Rhymes не вызвали такого резонанса, даже не знаю, почему. Почему-то у нас в стране уважения больше именно к  DMX.

 

Рассказывали, что изначально на его месте, на дне рождения клуба, должен был быть Akon.

 

Тимати: Да, мы забукировали на день рождения его, но получилось так, Infiniti тоже захотели его привезти. Наш концерт был намечен на конец октября, а их в декабре. И тут началось: они стали предлагать на 5 тысяч больше, требовать, чтобы он до их концерта в Москве не появлялся и так далее…

 

Пашу: Но дело даже и не в этом. Мы могли бы пойти ва-банк и привезти все-таки Akon, но не стали портить отношения ни с московскими партнерами, ни с американским агентством. Поэтому решили привезти другого артиста, но артист должен был быть еще сильнее.

 

Тимати: Мы смотрели-думали, кого можно и тут, за неделю до дня рождения приходит список артистов для букинга, и среди прочих – DMX. Проблема в том, что за такой период невозможно организовать приезд такого артиста.

 

Пашу: У нас было 8 дней на то, чтобы все разрулить. Но сложность состояла еще и в том, что DMX – совсем необычный артист. У него нет агентства, штата менеджеров – ничего такого. Его единственный менеджер накурен в говно круглые сутки. Мы дозвонились ему, когда все они сидели где-то в гетто, на каких-то ступеньках.

 

Тимати: Какие-то крики слышали, вообще все было непонятно. DMX говорил, что его все эти гастроли, вся индустрия вообще не интересует, современный рэп ему не нравится. Короче, мы его 2 дня только уговаривали.

 

Пашу: Через два дня они согласились, но потребовали всю сумму гонорара плюс билеты. Завтра. А если ты что-нибудь понимаешь в финансовых делах, то знаешь, что за день невозможно провести такой платеж. Реально очень сложно. 2-3 дня – вот срок для таких дел.

 

Тимати: И мне пришлось поднять старые связи, найти друзей в Америке. Попросил их передать эти деньги. А там серьезные офис, все в костюмах. Звонят мне в день передачи денег и говорят: «Слушайте, тут какие-то бандиты приехали. Все черные, на джипах, обкуренные, лица банданами закрыты, рэп орет. Нам точно им деньги отдавать?». Я попросил передать трубку менеджеру, и сказал: «Давайте им». Не было никакой уверенности, что они не пропадут. Они могли просто уехать и больше не появиться. Не было никакого контракта, никакого письменного обязательства, просто ничего. Это был наш единственный привоз «в черную», со всеми остальными мы работаем по контракту, через агентов или напрямую. Он должен был приехать к нам даже не в рамках турне, просто на один концерт из Америки. А через две недели ему садиться в тюрьму.

 

Пашу: А дальше было еще интереснее. Первым прилетел менеджер, осмотрел клуб и сказал, что DMX не выступает на таких небольших площадках. Уговорили. Потом потребовал другую сцену, свет, звук. Сделали. Прилетает DMX в аэропорт, а его не выпускают оттуда. У него паспорт развалился. Он был весь обгрызен собаками и страницы лежали отдельно друг от друга. Пограничник просто отказывался его впускать в страну. Ему уже стали менять билет обратно. Через Вальтера (участник VIP 77) подключили французское посольство, они помогли и DMX все-таки впустили.

 

Юля: Приехал в Москву и услышал рекламу по радио, где говорилось, что он садится в тюрьму. Снова стали отказываться от концерта, дескать, такая реклама портит имидж артиста. Потом опоздал на пресс-конференцию. Он их вообще не давал уже несколько лет, с тех пор как заявил, что уходит из шоу-бизнеса. За него отдувался dj Kool, который тоже приехал к нам. И в итоге, непонятно, почему, DMX все-таки вышел.

 

Пашу: Если вы смотрели «Яппи на пикапе», то в тех сериях было видно, что мы вообще не спали несколько дней. Ночью, когда в Америке утро, с ними решали вопросы, а днем свои. Просто никакие были... с синяками под глазами. И пока он не вышел на сцену, не было никакой уверенности, что концерт состоится.

 

Тимати: После того, как он уехал, через менеджера нам передали его слова, что это был один из лучших приемов в его карьере. Ну у него все было: Bentley эксклюзивный, сопровождение с мигалками, люксовый номер, все, что захотел.

 

Юля: M&M без шоколадных зерен.

 

Тимати: У него еще были свои заморочки. Перед самым выступлением, когда уже надо выходить, его охрана блокирует вип-зону, всем говорит уйти – DMX сейчас будет говорить с дьяволом. И он 15 минут сидел один в випе, общался с дьяволом. А последняя песня на концерте была та, что он сочинил в гостинице. Просто сочинил трек перед выступлением. Сложный артист. Нас предупреждали об этом. В каком-то клубе он после концерта ограбил кассу. В Африке дал один концерт вместо трех и прятался в посольстве. Это был жесткий привоз, но после него все в нас поверили. Никто ведь не верил, что он приедет. Пресс-служба «Инфинити» рассылала по всем радиостанциям и журналам сообщение, что его не будет, вы можете не идти. А мы это сделали.

 

Какие самые неожиданные требования были у иностранных рэпперов?

 

Тимати: 50 Cent сначала попросил себе гримерку в виде баскетбольного зала, с кольцами. Игровые автоматы поставить просил. Но потом отказались от всего.

 

А самым беспроблемным?

 

Тимати: Тоже 50 Cent. Вообще ни единой проблемы с ним не возникло. Ни претензий, ничего. Все ему нравилось.

 

Пашу: Никаких лимузинов не просил. Просто 2 белых «мерседесовских» микроавтобуса с тонированными стеклами. Говорит: «Я со своей командой буду». Ни курил, не бухал, отработал концерт и в гостиницу.

 

Что, кроме денег, нужно, чтобы привезти звезду?

 

Тимати: Связи. Они не ездят куда попало. Менеджер тебя сразу спросит: «А ты кто? Откуда? Кого привозил?» Если тебе нечего ответить, то к тебе никто не приедет.

 

Пашу: Опять же надо понимать, зачем тебе этот концерт. Если у тебя есть «лимон» и ты хочешь кого-то на день рождения, то звони в SAV Entertainment, крупнейшее российское концертное агентство, и они тебе устроят это. Это будет их проблема. А если ты мероприятие сам делаешь, то важно понимать, сможешь ли ты все сделать правильно. Всегда надо быть готовым к «паданию». И ко всяким неожиданностям, вот взять хотя бы Twista. Все было обговорено, чисто, по контракту, проплачено – и не приехал! В первый раз действительно не успел получить визу. Посольство закрылось на обед, и они не успели получить визу на вылет, а самолет через час после открытия посольства – не успели. Улетели в Чикаго. Через неделю приехали на автобусе в Нью-Йорк. Попросили еще 10 тысяч дополнительно к гонорару, мы согласились. А потом они сели перед посольством и стали думать: «Что-то эти русские слишком хотят, чтобы мы приехал. Что-то тут нечисто! Не нравится нам это. Не поедем!» И не вылетели. Отдали нам даже гонорар, но лететь отказались.

 

Тимати: Это невозможно предугадать. Был тур у Эминема запланирован, огромнейший, по всей Европы, стадионы были арендованы. И за неделю до первого концерта он попадает в больницу – пережрал таблеток. И весь тур сорвался. Хип-хоп звезды – это что-то особенное. Вон смотри, дурь в миксерах рубят. (На экранах кто-то из участников “Up In Smoke Tour” мельчит горку марихуаны в кофемолке). Вот так вот накуриваются, потом сидят и думают: «Может, брат, не поедем?» - «Да, брат, что-то мне не нравится!» - «Ну и правда, ну их, не поедем. Звони».

 

И в приезд K-Maro тоже, как известно, вмешались непредвиденные обстоятельства.

 

Пашу: Он отработал саундчек, дал интервью на радио «Энергия», поехал в ресторан. Мы за ним заезжаем в гостиницу, чтобы везти уже в клуб и он на глазах зеленеет. Мы везем его в американский госпиталь, самый навороченный в Москве, ставят диагноз – прободная язва. Мы к нему поднимаемся, у него 12 капельниц.

 

Юля: Сначала сказали, что если операцию не сделать, то он через 2 часа крякнется. Но потом пришел хирург, осмотрел и разрешил везти его во Францию. И мы за свой счет 17 человек отправили обратно. А звукооператор, менеджер и танцовщицы должны были улететь на день позже. Их знакомый из французского посольства решил показать им Москву, они сели в метро, а там болельщики ехали с футбольного матча, скины. Ну и побили их.

 

17 человек с K-Maro, с 50 тоже, говорят, было много. Зачем все эти люди ездят с артистом?

 

Пашу: С Фифти было 19 человек. Ну смотри, там 4-5 звуко- и светорежиссеры, менеджер, пару охранников, ди-джей, бэкап мс, а потом уже чья-нибудь девушка, жена и так далее.

 

Тимати: Изначально Фифти сказал, что с ним будет 57 человек, включая Наоми Кэмпбелл. Просто потусовать. Но в итоге 20 всего было. С Майклом Джексоном вообще по сотню народа летало.

 

А кого вы привозили из ди-джеев?

 

Пашу: Очень много было. Только из Франции было человек 25. Был dj Kool, Cocoa Chanelle и Camillo с радио Hot97, отлично выступил dj Van Tell из Нью-Йорка.

 

Юля: Tony Touch на Новый Год хорошо играл, ди-джей 50 CentWhoo Kid.

 

Тимати: Да, он один из лучших. Вроде бы ничего особенного, но он держал такой высокий темп! И следил за реакцией. С некоторыми иностранными ди-джеями какая проблема – они не обращают внимания на специфику публики, играют, как им нравится. Но здесь привыкли к другому ритму, и настоящие профессионалы от реакции народу выстраивали свой дальнейший сет.

 

Время шло, менялся ли сам клуб, его политика?

 

Тимати: Мы меняли убранство: обтянули стены леопардом, добавляли зеркал света. Концепция оставалась той же, только публика менялась. Пришли более молодые, потом опять вернулась взрослая публика. Сначала у нас была исключительно «золотая молодежь», потом мы все чаще стали слышать отзывы: «Вы привозите хип-хоп звезд, но хип-хоперов не пускаете».

 

Пашу: И рэпперов стали пускать. Но не тех, которые приходили в грязных штанах и балахонах. Это неформат. А если человек приходил во всем свежем, модном, пусть и среди рэпперов, то он проходил.

 

Тимати: Много тусовщиков, артистов к нам приходило. Половина русского шоу-бизнеса у нас была. Спортсменов тоже всегда хватало: Буре, Мостовой, Кириленко, да баскетболисты постоянно были. Ну и взрослые состоятельнее мужики за телочками приходили.

 

Юля: Все бразильцы-спортсмены у нас точно были.

 

Объясните, пожалуйста, для далеких от клубной жизни читателей, что такое промо-группа.

 

Тимати: Промо-группа – это коллектив людей, занимающихся устройством и проведением вечеринок.

 

Пашу: Это и фейс-контроль, и менеджмент, и финансы, все в одном. Высший уровень промо-группы заключается в совершенстве во всем: в правильном размещении рекламы, в отношении к гостям, буквально во всем. И в том, кто на сцене. Вот у нас Тим – он лицо команды. Когда он в клубе, на сцене, все люди выстраиваются рядом, как будто он концерт дает, реально. А он просто какое-то шоу делает, общается. Вот Юля занимается рекламой, и мы даже не лезем в это, она все делает хорошо. Есть я, который помимо фейс-контроля, занимается выстраиванием всяких финансовых схем. Чтобы было не так – заработали и в карман, надо вкладывать в другие проекты. Есть Вальтер, который общается с людьми, с взрослыми мужиками, которым он симпатичен как личность. С криминальными людьми тоже связан. Таким образом, и создается промо-группа, в которой каждый занимается своим делом.

 

Юля: Все в дом.

 

А бывают разногласия?

 

Пашу: Конечно, но мы умеем договориться. Мы просто дружим с детства и нам поэтому легче.

 

Тимати: В споре рождается истина.

 

Почему в итоге клуб закрылся?

 

Тимати: История проста: появился клиент, который одним переводом денег перекрыл все наши затраты в два раза.

 

Пашу: Давай объясню. У нас на аренду помещения долгосрочный договор, на 15 лет, с фиксированной ставкой, которая не может меняться. Помещение в самом центре, стоимость его растет. Людям нужно было именно такое и наши условия их более чем устраивали, они в два раза перекрыли все наши расходы.

 

Тимати: То есть, помимо того, что мы и так заработали до этого момента, все окупилось в 2 раза. Появились деньги и мы можем вложить их в еще более хороший проект.

 

Пашу: Да, мы нашли еще инвесторов и месяца через 2, когда начнется строительство, можем встретиться еще раз и тогда мы скажем, что это будет за проект. Но если это получится так, как мы задумывали, что будет нечто. Пока не хочется пустых разговоров.

 

Тимати: B-Club никуда не денется. Этот бренд себя уже зарекомендовал. Нас уже знают за границей: ведь все менеджеры артистов общаются между собой, да и артисты тоже. Они уже знают, что есть такой B-Club, и там, скажем так, не наебывают. Это репутация. Это бренд. И это очень важно. B-Club закрылся на Страстном бульваре, но месяцев через 5 откроется в другом месте.

 

Пашу: Это особенно важно для американцев. Для них Россия до сих пор – опасное место, где стреляют. И поэтому, если кто-то здесь знает какое-то хорошее, надежное место – это положительно влияет на них. Ты их приглашаешь, говоришь, кого уже привозил. Менеджер звонит менеджеру того артиста и получает ответ, что в B-Club все в порядке.

 

Тимати: Новое место будет гораздо лучше. Мы учли все ошибки, весь опыт двух лет работы клуба и сделаем все очень круто. А пока мы здесь.

 

Расскажите об этом месте – Black October Bar.

 

Тимати: Я уже давно знаю Аркадия Новикова (легендарный московский ресторатор – прим. rap.ru). Когда-то давно уже были идеи сделать что-то вместе, но они так и остались идеями. Он к нам заходил иногда: в «Мост», в «Марику», в B-Club как-то зашел. Ему все нравилось, тем более, он говорил, что у него дети растут как раз. А в какой-то момент встретились и подумали, может, сделать все-таки. К тому моменту у него было около 50 ресторанов. Целые сети, «Елки-Палки» те же. Смотрели места, думали. Потом я предложил сделать новую фишку, не ресторан, а dj-bar, такое место-трансформер, где можно и поесть и потусить. Выбрали, на мой взгляд, самое лучшее место – Новый Арбат, кинотеатр «Октябрь». Здесь всегда много народу, большая текучка. Заходят после кино, заезжают на after-party. Надо же расширяться, не останавливаться только на клубе, который работает 3 дня в неделю. У нас сейчас много планов. Мы отходим от бренда VIP 77 и запускаем новый – Black Star Inc.

 

Пашу: Покажи татухи.

 

Тимати (демонстрирует плотно забитые логотипом Black Star Inc кисти рук): Это и наш новый музыкальный лейбл, и журнал, и линия моей одежды Black Star by Timaty, первый бутик открывается в «Атриуме». Планируется и большая франчайзинговая сеть с этим брендом по все стране: кафе и бутики. Мы переходим на новый уровень, в новый формат.

 

 Руслан МУННИБАЕВ, Андрей НИКИТИН

 

 

 

Обсудить статью





data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

Аудио в тему

Тимати, Snoop DoggMagical
Тимати, L'One, Мот, ФидельЛовушка
ТиматиВертолет
Тимати#ДАВАЙДОСВИДАНИЯ
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я